Блог Comindware
  1. Comindware
  2. Библиотека Comindware
  3. Аналитика
  4. Цифровая экономика и технологическая основа бизнеса в ней

Цифровая экономика и технологическая основа бизнеса в ней

И.Н.Холкин, Е.В. Гайдукова

Пандемия COVID-19 высветила уязвимости в бизнес-моделях предприятий и существенно ускорила движение к цифровой экономике, что дополнительно актуализировало необходимость пересмотра стратегических приоритетов бизнеса и его технологической основы. [1]

Условия ведения бизнеса становятся все менее прогнозируемы. Это приводит к тому, что увеличение эффективности бизнеса смещается на второй план, а на первый план выходят задачи обеспечения маневренности и устойчивости бизнеса. [2] В данном контексте технологической основой бизнеса и цифровой экономики в целом становится композитная архитектура типа Рой, реализуемая на базе онтологических технологий.

В статье предложен взгляд на мировой контекст и ближайшие перспективы развития цифровой экономики, предложен оригинальный подход к построению информационных систем предприятий для успешного ведения бизнеса в новой цифровой среде и приведены примеры использования данного подхода для реализации на прикладном уровне ключевых технологических трендов от Gartner. [3]

Мировой контекст и цифровая экономика

В мире происходит смена технологического уклада — совокупности технологий, характерных для определенного уровня развития экономики, технологий и производства. [4] Смена технологического уклада включает в себя повсеместную цифровизацию*, что существенно изменяет экономические процессы и формы социальных отношений — все чаще звучат термины «цифровая экономика», «экономика пользования», «экономика участия», «наднациональные криптовалюты»; в Эстонии уже с 2014 года работает блокчейн-система электронного гражданства, в 2020 году в Китае в тестовом режиме запущена национальная криптовалюта, а также национальная система мониторинга, которая позволила запустить мобильные приложения для борьбы с COVID-19 и закладывает основу цифровой системы социальных рейтингов. Более того, за время пандемии существенно вырос рынок онлайн ритейла и набрала обороты «экономика пользования» — например, чаще как частные лица, так и бизнесы отказываются от владения автомобилем, а отдают предпочтение аренде или подписке на транспортные услуги. Пандемия не принесла новых трендов, а ощутимо ускорила уже идущие перемены и запустила фазовый переход человечества от системы либерального глобального капитализма к новой социально-экономической модели. [1]

Контуры новой модели находятся на стадии формирования, но примерно обозначаются как глобальная суперсистема цифровых двойников экономических субъектов, известная как цифровая экономика**. Другими словами, экономика становится все ближе к глобальной сети цифровых двойников предприятий, продающих цифровые двойники товаров цифровым двойникам потребителей [5].

Основные принципы построения бизнеса в цифровой экономике хорошо отражают технологические тренды, которые в октябре 2020 года озвучили эксперты аналитического агентства Gartner [3]: 

  • «Интеллектуальный композитный бизнес», который предполагает построение организации из взаимозаменяемых блоков и создание ее архитектуры с учетом запроса на адаптируемость и устойчивость в реальном времени в условиях неопределенности. 
  • Консолидация опыта клиентов, сотрудников и пользователей с мультиканальной средой.
  • Сбор и использование цифровых следов, которые люди оставляют в повседневной жизни (Интернет поведения).
  • Создание сетей кибербезопасности, способных организовать периметр безопасности вокруг каждого пользователя.
  • Гиперавтоматизация — переход от автоматизации на основе задач силами технологии RPA (Robotic Process Automation) к цифровизации на основе сквозных бизнес-процессов с дальнейшим расширением масштабов автоматизации и до уровня экосистемы бизнеса.

На наш взгляд, тренд на «композитный / составной бизнес»[6] распространяется не только на «бизнес», но на цифровую экономику страны (стран) в целом. Остальные тренды также получат отражение как на микро-, так и на макроуровне, и пусть глобальная социально-экономическая модель человечества еще не завершила формирование, но в любом случае это происходит в контексте трех ключевых характеристик современной среды — взаимозависимость, скорость и сложность — и требуется новая глобальная цифровая технологическая парадигма, которая будет отвечать этим характеристикам и заложит технологическую основу как цифровой экономики, так и отдельных бизнесов в ней.

* Цифровизация — это использование цифровых технологий для изменения бизнес-модели и предоставления новых возможностей получения доходов и создания стоимости; это процесс перехода к цифровому бизнесу” [5].

** Цифровая экономика — форма экономической активности, которая возникает благодаря миллиарду примеров сетевого взаимодействия людей, предприятий, устройств, данных и процессов. Основой цифровой экономики является гиперсвязуемость, т.е. растущая взаимосвязанность людей, организаций и машин, формирующаяся благодаря Интернету, мобильным технологиям и Интернету вещей [Deloitte, 2019].

«Образ будущего» цифровой экономики

Как сказано выше, в цифровой экономике ближайшего будущего мы увидим, как «цифровые двойники» производителей торгуют «цифровыми двойниками» своих товаров и услуг с «цифровыми двойниками» потребителей, расплачиваясь цифровыми деньгами / криптовалютой и балансируя пару «спрос-предложение» в цифровой форме.

В этой новой парадигме:

а) Появляется возможность гибкого регулирования модели цифровой экономики страны — от «свободного рынка» до «цифрового госплана»;

б) Формируется новый подход к товарным отношениям в цифровой экономике, выражаемый в двух аспектах:

  • ­ цифровая пара «спрос-предложение»;
  • ­ «цифровые двойники» как предмет товарных отношений.

Цифровая пара «спрос-предложение»

Центральным объектом цифровой экономики является товар (продукт, услуга, ресурс), обеспечивающий удовлетворение потребностей экономических субъектов (гражданина, предприятия-производителя, города или страны) с помощью цифровых средств / технологий.

В традиционной рыночной экономике товар производится по решению производителя, на основе его собственных представлений как предпринимателя, с учетом маркетинговых исследований.

Предполагается, что в цифровой ресурсно-сбалансированной экономике товар должен производиться как следствие конкретного запроса потребителя, выраженного в цифровой форме (технология «мгновенных инфосервисов»).

Этот подход обеспечивает возможность оптимизации ресурсов в масштабе всей экономической системы. Он исключает (минимизирует) нерациональное использование ресурсов на производство избыточной продукции, не востребованной рынком — или же вредной для экологии. Появляется возможность прямой и быстрой проверки обеспеченности ресурсами конкретной производственной программы предприятия, соответствующей оцифрованному спросу от конечных потребителей. [7]

В традиционной экономике производитель целенаправленно продвигает к потребителю свой уже произведенный товар, стараясь обеспечить ему нужные свойства (часто приукрашивая их). В цифровой экономике будущего конкретный потребитель выражает свою потребность в форме «цифрового двойника товара» с нужными свойствами, которые производитель должен обеспечить (в идеале — «с колес»). Время между выражением потребности и ее удовлетворением — минимальное. Вот сегодняшние, пока несовершенные, примеры:

  • ­ Яндекс Go: заказчик задал в мобильном приложении параметры поездки, нажал кнопку — и через пять минут машина рядом; в дополнение приложение сразу предлагает альтернативы — если на городском транспорте быстрее, чем на авто, или если такси долго ждать или дорого, а рядом стоит шеринговый автомобиль;
  • ­ Покупка на Ozon: заказчик выбрал в мобильном приложении картинку с описанием товара (прообраз «цифрового двойника» товара), оплатил, и его доставили на следующий день прямо в руки;
  • ­ 3D-печать: заказчик выбрал из онлайн-библиотеки файлы готовых 3D-моделей нужных изделий (почти уже «цифровые двойники»), отправил их в сервис 3D-печати; оттуда изделия доставили заказчику в руки; при желании он может еще дополнительно напечатать их на своем бытовом 3D-принтере;
  • ­Строительство: Building Information Modeling, BIM — сбор и обработка данных об архитектурно–планировочных, конструктивных, экономических, технологических, эксплуатационных характеристиках строительного объекта, объединяемых в едином информационном поле BIM-модели; все данные, заложенные в эту модель, связаны между собой и взаимозависимы; это наиболее практически развитая на сегодня технология, близкая к «цифровым двойникам».[8]

Таким образом, в недалеком будущем производственная программа «цифрового предприятия» / линейка продуктов-услуг бизнеса будет формироваться «на лету» путем приема и анализа множества разнообразных цифровых заказов конкретных потребителей в режиме реального времени.

При этом и потребность (спрос, заказ потребителя) и предложение товара (продукт, ресурс, услуга), предлагаемого для удовлетворения этой потребности, выражаются в форме их цифровых моделей (например, файлы 3D-моделей бытовых изделий или файлы BIM-моделей при строительстве зданий).

Цифровая модель спроса (ЦМС) — это онтологически полное описание необходимых и достаточных элементов, однозначно характеризующих потребность (спрос) для его удовлетворения соответствующим товаром.

Цифровая модель предложения (ЦМП) — это онтологически полное описание необходимых и достаточных элементов товара (продукта, услуги или ресурса), удовлетворяющего спрос на него.

Именно эта пара цифровых моделей «ЦМС-ЦМП» является атомарной основой экономического взаимодействия в цифровой экономике, ее базовым уровнем.

Потребитель заказывает нужный товар, а производитель поставляет этот товар, используя эти приложения в составе единой распределенной платформы, обеспечивающей функционирование процессов производства, распределения и использования товаров в цифровой ресурсно-сбалансированной экономике города, региона, страны, сообщества стран (ЕАЭС, БРИКС и т.п.).

«Цифровые двойники» как предмет товарных отношений

В цифровой экономике товаром (и ресурсом для его производства) является не материально-вещественное воплощение объекта, а информация о его онтологии и технико-экономических параметрах (цифровой двойник). Т.е. предметом гражданского оборота, в рамках которого платятся деньги, является информация о товаре (цифровой двойник товара), а сам товар является формой исполнения обязательств по ранее заключенной сделке, предметом которой являлся цифровой двойник товара.

Вследствие этого производство, логистика и компетенции персонала у субъектов цифровой экономики должны быть адаптивными, легко настраиваемыми компонентами цифровых двойников этих экономических субъектов (композитный бизнес — в терминологии Gartner). Подробнее об идее композитного бизнеса и образе бизнеса в цифровой экономике будущего поговорим ниже.

Что нужно для перехода бизнеса в это цифровое будущее

Пандемия высветила уязвимости в бизнес-моделях, которые в течение многих лет ориентировались на эффективность и были готовы к одному типу будущего. Теперь, организации пришли к необходимость планировать несколько вариантов будущего, нащупывая баланс между эффективностью и устойчивостью. [9] Композитная структура позволяет бизнесу обеспечивать эффективность и, по мере необходимости, перестраиваться и менять ориентацию с учетом внешних (или внутренних) факторов, таких как изменение ценностей клиентов или внезапное изменение цепочки поставок или материалов, осознание новых возможностей для бизнеса. Важным отличием составного бизнеса от традиционного является его способность органически развиваться и реагировать на вызовы изменяющейся реальности как централизованно, так и децентрализовано, что обеспечивается принципами построения бизнеса данного типа.

Четыре принципа построения композитного бизнеса от Gartner [6]:

  1. Постоянный поиск «моментов компоновки» — точек во времени или событий, которые требуют от организации «осмотреться по сторонам» и оперативно скорректировать курс с целью увеличения ценности для клиента или использования новых возможностей для бизнеса.
  2. Повышенная маневренность за счет модульности бизнес-функций, которая обеспечивает возможность быстрого творческого реагирования в рамках автономной бизнес-единицы.
  3. Нацеленность на ценность для бизнеса благодаря возможностям оркестровки работы модульных бизнес-функций и их смешивания для достижения оптимальных результатов. 
  4. Высокая устойчивость организации на счет автономии бизнес-единиц. 

Помимо Gartner, похожие мысли о необходимости “атомизации” и “автономии” высказывает Джордж Гилдер, автор книги «Жизнь после Google» [10]: “Позволю себе напомнить вам закон Гордона Белла: каждые 10 лет показатель прогресса, предсказанный законом Мура, производит стократное увеличение рентабельности компьютеров. А это требует абсолютно новой архитектуры вычислительных систем. Это будут миллионы маленьких дата-центров по всему миру, многие из них будут мобильны, все будут использовать криптографию и новую компьютерную архитектуру на базе блокчейна.” [11]

Иными словами, для того, чтобы успешно функционировать и развиваться в глобальной цифровой среде с высоким уровнем неопределенности, бизнесу нужно позаботиться о том, чтобы его технологическая составляющая была построена как Рой [12], т.е. бизнес-объекты имели достаточную для хорошей маневренности степень автономии и одновременно были нацелены на единую выгоду для бизнеса. В таком случае бизнес можно будет считать композитным и готовым к вызовам будущего.

В данном контексте, при построении ИС с архитектурой типа Рой с целью успешного функционирования в цифровой экономике, характеризующейся высокой взаимозависимостью, скоростью и сложностью, мы приходим к необходимости использования нового технологического арсенала. На прикладном уровне реализация составного бизнеса с архитектурой типа Рой обеспечиваются за счет использования надсистемной архитектуры и онтологий*.

Ниже представлен пример реализации принципов композитного бизнеса на базе онтологической цифровой платформы [13], которая имеет надсистемную архитектуру и позволяет строить бизнес как композицию независимых модулей — «атомарных микросистем» и «мгновенных инфосервисов» — под управлением семейства онтологических моделей. Ценность данного примера в том, что он реализуем на базе существующих технологий и, таким образом, минимизирует технологический барьер для построения бизнеса нового формата, полностью соответствующего принципам составного бизнеса и технологическим трендам, перечисленным выше. 

* Онтология (в информатике) используется как метод всеобъемлющей и детальной формализации некоторой области знаний с помощью концептуальной схемы, содержащей иерархическую структуру из всех релевантных классов объектов, их связей, правил и ограничений, принятых в предметной области. [14]

Технологический фундамент композитного бизнеса

Онтологическая цифровая платформа, описываемая ниже, подходит для построения и развития информационных систем управления организациями, включая, но не ограничиваясь такими системами, как: 

  • учетные транзакционные системы (OLTP/ERP II); 
  • аналитические системы (BI, OLAP); 
  • системы поддержки принятия управленческих решений (DSS); 
  • системы технологического управления производством (SCADA). [11]

По нашему мнению, данная платформа сможет обеспечивать полное цифровое представление всей цепочки создания стоимости (экономической ценности) и отражать все необходимые аспекты основных составляющих цифровой экономики. Она сможет поддерживать гибкое (адаптивное) функционирование цифровой модели любого масштаба во взаимодействии с реальным миром. Вот только некоторые примеры возможного использования онтологической цифровой платформы при цифровой трансформации экономики: 

  • умный дом;
  • умный город;
  • адаптивная цифровая платформа для построения прикладных ИС (бизнес-конструктор);
  • адаптивное обучение по индивидуальной траектории с использованием элементов микрообучения (microlearning); 
  • автоконструирование бизнес-процессов и информационной системы предприятия на основе адаптивного кейс-менеджмента (Adaptive Case Management).

Базовые понятия

«Умный блок» — это атомарная микросистема в составе макросистемы — цифровой платформы предприятия. Умный блок содержит минимально необходимые и достаточные системные компоненты для выполнения полного цикла получения, обработки и представления информации, а именно: данные, программный код, интерфейс и средства управления ими (онто-модель).

Мгновенные инфосервисы — группа информационных сервисов, которая собирается «на лету» из Умных блоков и выполняет запрос пользователя под управлением онтологической модели «здесь и сейчас». Группа инфосервисов выполняет свою работу, а затем распадается обратно на составляющие его Умные блоки. В случае если такой сервис оказывается регулярным, требует неоднократного повторения, то эта группе инфосервисов остается «в сборе» для последующего использования. Далее мы покажем, что зафиксированные таким образом группы инфосервисов могут выполнять функции приложений, кейсов, бизнес-процессов и инфороботов.

Онтологии — это формально представленные знания на базе концептуализации, то есть описания множества объектов и понятий, знаний о них и связей между ними. Онтологии в форме баз знаний могут быть прочитаны и поняты пользователем, могут отчуждаться от разработчика и/или физически разделяться пользователями, в том числе для совместной работы над какой-либо предметной областью. В свою очередь, модель онтологической системы позволяет описывать взаимосвязь онтологий разных уровней.

Понятия, указанные выше, используются в архитектуре онтологической цифровой платформы. Для того чтобы микросистемы (Умные блоки) сами могли осмысленно собираться в группу мгновенных информационных сервисов, было использовано понятие онтологической модели (ОМ). ОМ содержит строгое описание системы понятий, объектов, сущностей, отношений и всего другого, что составляет предметную область информатизации; иными словами, это виртуальное отражение реального мира предприятия с необходимой и достаточной степенью детализации/упрощения. 

Фактически ОМ образует виртуальную модель предприятия. Это информационное отражение, виртуальный двойник реального предприятия. Здесь каждому материальному объекту реального предприятия соответствует его информационный виртуальный двойник. Каждая деталь, прибор, инструмент, станок, материал, изделие, а также и сотрудник — словом, буквально все, из чего состоит предприятие как бизнес-система для выпуска продукции или предоставления услуг, отражается в этой виртуальной составляющей.

Онтологическая модель поддерживает целостность данных и обеспечивает их качество при изменении внешних и внутренних условий работы системы. [15]

Таким образом, архитектурный стиль «управляемой атомизации», в котором построена цифровая платформа, связывает в единое целое указанные понятия:

  • атомарная микросистема — Умный блок;
  • инфосервисы быстрого реагирования;
  • большая адаптивная онтологическая модель, которая связана с локальными онто-моделями в составе Умных Блоков.

Иллюстрация взаимосвязи и работы этих элементов приведена на Рисунке 1.

Рисунок 1. Взаимосвязь базовых элементов фундамента композитного бизнеса

Метафорическое объяснение совместной работы атомарных микросистем, инфосервисов быстрого реагирования и онтологической модели приведено на Рисунке 2. 

Рисунок 2.  Метафора ММЧ — метод моделирования маленькими человечками (Г.С.Альтшуллер) [16] — для иллюстрации взаимосвязи базовых элементов фундамента композитного бизнеса

Все компоненты, перечисленные выше, обеспечивают соответствие цифровой платформы принципам композитного бизнеса. Ниже мы детальнее остановимся на данных принципах и подходах к реализации каждого из них на базе предложенной онтологической платформы. 

Подход к реализации четырех принципов композитного бизнеса

Атомарная архитектура и онтологическая составляющая делают цифровую платформу гибкой и обеспечивают возможность создания динамических модулей составного бизнеса — ИТ-решений для автономных бизнес-единиц для построения композитного бизнеса. Основным отличием предложенной атомарной архитектуры от широко применяемых модульных систем является отказ от использования в качестве атомарных элементов микросервисов и контейнерных приложений, которые являются просто исполняемой частью, и их замена на интеллектуальные элементы. 

Преимущество использования интеллектуальных атомарных элементов в том, что они объединяют в одном модуле данные, код и онтологическую модель, что обеспечивает возможность построения независимых приложений, которые можно как использовать автономно, так и вставить в любую программную среду. Таким образом, платформа реализует два из четырех принципов композитного бизнеса — модульность бизнес-функций, которая обеспечивает повышенную маневренность бизнеса, и автономность модулей становится основой высокой устойчивости бизнеса.

Третий принцип составного бизнеса — возможность свободной компоновки модулей и оркестрации их совместной работы — реализуется цифровой платформой за счет использования мгновенных инфосервисов и онтологического движка. В частности, инфосервисы, в данном контексте являются моментально собираемыми под бизнес-запрос совокупностями Умных блоков, взаимодействие которых между собой оркестрируется онтологической моделью для достижения оптимальных результатов.

Четвертый принцип композитного бизнеса предполагает постоянный поиск выигрышных вариантов компоновки модулей с целью увеличения эффективности бизнеса и его ценности для клиента, выявления и использования новых возможностей для бизнеса. Удовлетворение данного принципа требует развития культуры инновации на предприятии и развития соответствующего набора навыков у сотрудников. В частности, предполагается, что пользователь платформы обладает опытом бизнес-анализа и формулирования гипотез, проверить работоспособность которых поможет платформа. Через сборку мгновенных инфосервисов платформа быстро решит поставленные пользователем задачи для поддержки принятия решений, включая автоматическое извлечение данных для построения аналитических отчетов, агрегацию специфических выборок данных для интерактивного бизнес-анализа с использованием BI-систем (Business Intelligence Systems). Иными словами, основная функция цифровой платформы в данном контексте — дать возможность пользователю вводить любые запросы и получать значимые адекватные ответы в условиях постоянной, неизменной окружающей деловой среды (предметной области) без внесения изменений в «виртуальную модель предприятия».

Практика использования подхода в реальной среде

Существующие сегодня прообразы цифровых двойников предприятий — это исполняемые BPMN-модели отдельных частей бизнеса (см. рисунок 3), созданные на базе онтологической цифровой платформы в парадигме разработки с минимальным программированием (low-code) и взаимодействующие между собой по схеме «каждый с каждым».

Рисунок 3. Прообраз цифрового двойника предприятия

Для онтологической цифровой платформы, на основе которой будут массово разрабатываться самые разные цифровые двойники для самых разных применений, возможно множество вариантов адаптации и гибкой настройки бизнеса — как исполнения практически любых команд и запросов пользователей и клиентов, так и быстрого внесения изменений в бизнес-процессы.

Набор таких вариантов не ограничен заранее определенной схемой данных или компонентной структурой информационной системы предприятия. Это основа по-настоящему адаптивного композиционного бизнеса, которому по плечу любые изменения во внешней деловой среде, на рынке, в законодательстве, в поведении клиентов.

Мы считаем, что предложенный выше подход к реализации принципов составного бизнеса на основе онтологической цифровой платформы имеет большие перспективы использования на предприятиях, нацеленных на развитие устойчивости в условиях неопределенности и адаптивного функционирования в контексте цифровой экономики. Подтверждением того, что идея онтологической цифровой платформы удовлетворяет запросам современного бизнеса, является тот факт, что данное изобретение, запатентованное в 2016 году, принято на вооружение компанией Comindware при создании флагманского продукта — Comindware Business Application Platform

Таким образом, описанное выше изобретение доступно для использования бизнесом в реальной среде и уже функционирует на российских предприятиях, в частности в ПАО «Сургутнефтегаз». Благодаря полной поддержке онтологии во всех архитектурных компонентах, Comindware Business Application Platform полностью соответствует принципам композитного бизнеса и способна стать надежной и гибкой основой для развития бизнеса в эпоху цифровизации.

Реализация технологических трендов на 2021 год

Поскольку интеллектуальный композитный бизнес входит в список технологических трендов 2021 года, то уместно разобрать соответствие онтологической цифровой платформы другим трендам. 

Объединение опыта (Total Experience)

Одним из трендов является консолидация опыта клиентов, сотрудников и пользователей с мультиканальной средой. Эксперты Gartner отмечают, что компании нуждаются в стратегии объединения опыта, поскольку взаимодействие становится более мобильным, виртуальным и распределенным, а использование консолидированных данных для создания единой стратегии может дать бизнесу весомые преимущества. 

На уровне технической реализации данный тренд ставит сложную задачу организации обмена опытом, которая радикально отличается от задачи объединения данных. Поскольку само по себе знание, полученное в конкретной управленческой ситуации, может не иметь никакого смысла в другой ситуации, а обучение AI (Artificial Intelligence) на основе некорректных данных может вести к некорректным результатам работы данной технологии, то при организации обмена опытом критически важно учитывать контекст и привязывать факты к событиям. 

Другими словами, для обмена объективным опытом необходимо работать не на уровне обработки данных, а на уровне понятий. Для чего нужна формальная спецификация описывающая формат представления опыта, правила его объединения и обмена. Причем важно, чтобы данная спецификация была понятна не только программным системам, но и людям. Роль такой спецификации и призваны играть онтологии, способные понимать контекст. Таким образом, онтологические цифровые платформы, такие как Comindware Business Application Platform, способны обеспечить возможность обмена опытом в контексте построения систем объединенного опыта (total experience), использование которых, по прогнозам экспертов Gartner, в течение следующих трех лет станут ключевым фактором увеличения ключевых показателей удовлетворенности клиентов и конкурентной борьбы. 

Интернет поведения (IoB)

Второй тренд, Интернет поведения (IoB, Internet of Behaviors ) — это новая тенденция. Под этим термином понимают сбор и использование так называемой «цифровой пыли», то есть цифровых следов, которые люди оставляют в повседневной жизни: распознавание лиц, отслеживание местоположения, активности в Интернете и большие данные, а в будущем — и датчиков, имплантированных в тело человека. Технологический вызов данного тренда на уровне предприятия близок к вызову объединения опыта — здесь критически важен контекст «цифровой пыли» и превращение ее в знания. Для построения интеллектуальных систем для сбора и обработки цифровых следов людей, способных превращать данные в знания, также понадобятся онтологические цифровые платформы.

Сеть кибербезопасности (Cybersecurity Mesh)

Тренд перехода к составному принципу построения архитектуры информационной системы (ИС) предприятия влечет за собой радикальную смену подхода к обеспечению кибербезопасности ИС. Текущий подход предполагает работу с ИС как с монолитом, пусть и состоящим из условно отдельных модулей, «огороженных общим забором». В условиях композитного бизнеса ИС строятся с использованием архитектуры типа Рой, близкой по концепции к блокчейн (Blockchain), и требуют нового подхода к обеспечению кибербезопасности, оппозитного текущему. В результате, трендом становится создание сетей кибербезопасности, в центре рассмотрения которых стоит актив или человек, обладающий данными, которые нужно защитить. 

Другими словами, системы защиты будут сконцентрированы на том, чтобы организовать периметр безопасности вокруг каждого пользователя. В данном случае цифровая экосистема предприятия должна иметь способность распространять права доступа с учётом контекста запроса на доступ к данным. Предложенная выше онтологическая цифровая платформа позволяет как построить ИС с архитектурой типа Рой, так и организовать обеспечение ее кибербезопасности. 

Гиперавтоматизация (Hyperautomation)

Еще одним важным трендом является переход от популярной в последние годы автоматизации на основе технологии RPA (Robotic Process Automation) и фокусом на задачах к интеллектуальной автоматизации на основе сквозных бизнес-процессов и дальнейшего перехода на уровень автоматизации экосистемы бизнеса. Именно это эксперты Gartner называет гиперавтоматизацией. [17]

Предтечей тренда гиперавтоматизации стал практический опыт использования RPA-роботов для автоматизации повторяющихся действий пользователей. В данном случае программный робот является внешним инструментом относительно платформы, в которой исполняется действие, как, например, железный робот, посаженный за руль автомобиля. Многие поняли, что простая замена человека на робота — в кабине автомобиля, или в корпоративной системе — не дает существенных результатов в масштабе бизнеса в целом. Значительно больших результатов можно достичь, если избавиться от кабины управления и руля, обеспечив управление роботом, являющимся составной частью автомобиля. То же самое справедливо и в случае программного робота — самый эффективный RPA сращен с элементами системы. 

При смене автоматизации на основе задач автоматизацией на основе процессов, актуальной становится роботизированная оптимизация бизнес-процессов с учетом взаимосвязей процессов, без прерывания их исполнения и необходимости программирования, силами бизнес-аналитиков. Возможность оптимизации бизнес-процессов с учетом перечисленных выше требований можно реализовать с опорой на онтологический аппарат, доступный бизнесу в Comindware Business Application Platform.

Заключение

Таким образом, применение составной архитектуры типа Рой подходит как для построения цифрового бизнеса будущего, так и глобальной цифровой экономики. При этом выполняется обязательные требования обеспечения взаимосвязанности элементов экосистемы, быстрой адаптируемости и устойчивости бизнеса и экономики в слабо прогнозируемых условиях. Технологическим фундаментом для реализации ИС с архитектурой типа Рой и управления ею является онтологическая цифровая платформа, такая как Comindware Business Application Platform. Применение онтологий обеспечивает возможность создания органически развивающихся цифровых двойников предприятий и других бизнес-объектов, способных взаимодействовать в цифровой экономике с учетом контекста и опыта. Описанный выше подход к построению ИС на базе онтологических технологий имеет все необходимые предпосылки для того, чтобы стать технологической базой как для цифровой экономики, так и отдельных предприятий, нацеленных на успешное ведение бизнеса в ней.

Bibliography

  1. Klaus Schwab, Thierry Malleret. COVID-19: The Great Reset. – ISBN Agentur Schweiz, 2020 – 280 с (англ.)
  2. PEX Network, The PEX Report 2021: Global state of process excellence (англ.)
  3. Gartner. Gartner Top Strategic Technology Trends for 2021 (англ.)
  4. Глазьев С. Великая цифровая экономика. Вызовы и перспективы для экономики XXI века // Газета Завтра, 2017.
  5. George Gilder. Life After Google: The Fall of Big Data and the Rise of the Blockchain Economy. — Gateway Editions, 2018 — 256 c (англ.)
  6. Gartner. Gartner Keynote: The Future of Business Composable (англ.)
  7. В.П. Куприяновский, А.В. Конев, С.А. Синягов, Д.Е. Намиот, П.В.Куприяновский, and Д.Г. Замолодчиков. «Оптимизация использования ресурсов в цифровой экономике» International Journal of Open Information Technologies, vol. 4, no. 12, 2016, pp. 86-96.
  8. В.П. Куприяновский, С.А. Синягов, and А.П. Добрынин. «BIM — Цифровая экономика. Как достигли успеха? Практический подход к теоретической концепции. Часть 1. Подходы и основные преимущества BIM» International Journal of Open Information Technologies, vol. 4, no. 3, 2016, pp. 1-8.
  9. Gartner. Gartner: CIOs Need ‘Composable Business’ To Be Resilient in Changing Times (англ.)
  10. George Gilder. Life After Google. — JAICO PUBLISHING HOUSE, 2019 (англ.)
  11. Forbes. Технологический пророк — о жизни после Google
  12. Леонид Черняк. Интеллект роя для ИТ
  13. Р.Д.Гимранов, И.Н.Холкин. Изобретая информационные системы будущего. Теория и практика. – Сургут, 2017. – 192 с
  14. Dietz, J. L. Enterprise Ontology. Theory and methodology. Berlin Heidelberg: Springer-Verlag, 2006.
  15. Шестакова И.Г. Онтологические основания экономики в цифровом обществе // Научный журнал НИУ ИТМО. Сер.: Экономика и экологический менеджмент. 2016. № 2. С. 48-55.
  16. Альтшуллер Г.С., «Техника и наука», 1981, №5. — C.18. МЕТОД ММЧ, ИЛИ НЕКОТОРЫЕ ХИТРОСТИ, ПОДСКАЗЫВАЮЩИЕ, КАК ИЗМЕНЯТЬ ТЕХНИЧЕСКИЙ ОБЪЕКТ
  17. Gartner. Move Beyond RPA to Deliver Hyperautomation (англ.)


Опубликовано:  в разделе Аналитика